Социологика: Harlem Shake, Vine и Coub


5 марта 2013 года

Социологика – это сервис длинных вопросов, которые вы задаете сами себе после прочтения наших статей. Почти «сократовский диалог», в котором человек изначально – это желудь, а его конечная цель – большой и крепкий дуб.

sociologika

Поливаем желудь для превращения его в дуб. Сейчас по теме популярного «мема» и двух видеосервисов, набирающих свою популярность. Можно посчитать, сколько пародий на оригинальный ролик «Harlem Shake» вытерпел YouTube за крайний месяц. Можно, да не стоит. Мы говорим о танце ребят из Гарлема, как о примере неэффективного вируса.

Партизанская реклама и социальный код. Хорошо звучит, да сложно сделать.

В 1984 году американец Джей Левинсон написал книгу «Партизанский маркетинг», а в ней рассказал «хитрость» – мол, рекламируйте свои товары на любом удобном и дешевом носителе. На стенах домов и визитках, на городском асфальте и собственном теле. Он первым догадался заработать деньги на популяризации древнего изобретения – социального кода. Социальный код – это любой символ, несущий в себе смысл. Крест распятого Христа – это социальный код христианства, а мальтийский крест – символ рыцарей госпитальеров. Суть в следующем. Nike взяли в использование мазок краски. Вложили много денег в его популяризацию. Теперь, каждый раз, социальный код Nike вызывает у вас в мозгу некие ассоциации – с качеством (низким или высоким) продукции бренда, с его внешним видом, с той рекламой, который вы увидели позавчера по телевизору.

 

nike

 

Вся суть бренда или некоего социального явления можно уместить в один символ. Потому что человек стремиться упрощать многомерность. Вместо длинного текста «Удар током может привести к вашей неизбежной смерти, или ваши мышцы резко сожмутся, потому что» достаточно написать «Не влезай, убьет» и нарисовать череп с костями. Потому что вы и так знаете, что электричество может вас убить. Не стоит знать об этом во второй раз. Суть в том, что партизанская реклама наиболее эффективный способ донесения своих социальных кодов. Символов, то есть. И такой вид рекламы существовал всегда. Например, гербы на флагах и щитах средневековых рыцарей. Идет рыцарь с гербом на щите, и всем понятно — к арабам пошел, за культурным обменом, да златом сияющим.

 

orden

 

Вернемся к Левинсону, который призвал нас рекламироваться на теле каждой уличной собаки. Так выглядит Левинсон теперь, и он большой молодец.

Молодец потому, что, будучи капитаном очевидности, он пояснил будущим создателям вирусной рекламы для YouTube, как нужно делать рекламу. А большой молодец, потому что пояснил настолько витиевато, что Harlem Shake приносит радость только тем людям, которые делают на него пародии.

Задайте себе вопрос: вы готовы купить товар с логотипом Harlem Shake?

Внезапная концовка первой части о Harlem Shake и неожиданное начало второй части – о сервисе коротких роликов Vine.

Twitter учит вас писать коротко. В 140 символов. А Vine позволяет уложить любой фильм в 6 секунд. Логично, что первый – Twitter – купил второй – Vine. За шесть секунд вы можете дать пинок неприятному вам человеку. Снять процесс пинания и опубликовать его в Vine. Можете очень быстро – за шесть секунд – скушать хот-дог. Написать твит, закурить сигарету, выпить стакан воды, сказать пару экспрессивных слов. Много чего можете сделать за шесть секунд.

Или – снова-таки – показать некий социальный код. Вместо отправки sms’ки о том, что «будешь идти домой, там, на повороте возле гастронома выкопали яму, на улице темно, не видно, смотри не провались, а то порвешь штаны, а я устала, и сам будешь их штопать, мусор вынеси» достаточно снять эту яму на видео, уложив в шесть секунд. И отправить человеку, который сам будет штопать штаны, если все же в нее провалится.

Для этого и нужен Vine, чтобы обмениваться социальными кодами. Речь идет о том, что называется возвратом инвестиций в продвижение продукта, или сохранение оных. Вместо покупки новых штанов, можно сохранить старые, если избежать падения в яму. Для всех остальных – сугубо развлекательных целей – Vine годится как замена картинок в формате gif, только со звуком. И обмена оными – для поглаживания.

А вдруг, Vine пригодится для действительно «продающего вирусного эффекта»?

Подумайте над этим, после того, как прочтете третью часть – о Coub.

Coub позволяет вам взять 10-секундное видео на YouTube или Vimeo. Наложить на него любую музыку, или набор звуков. Закольцевать все это, и получить комичный медиа-продукт. Например, танцующих Михалкова или «Кривое зеркало» в полном составе.

Кажется, что Coub – это пустая забава, существующая по принципу возникновения «мемов». Вот был ролик «Язь». Его смотрели настолько часто и везде, что программа «Большая разница» даже сделала на него пародию. Что символизирует популярность. Теперь Язь никто не смотрит, потому что сюжет не получил продолжения. Как появился – так исчез.

Есть мнение, что Coub тоже быстро надоест, и даже поддержка со стороны Facebook не поможет продукту занять свою нишу в Сети. К тому же, Vine выглядит более понятным и применимым. Опять-таки, штаны. Однако в конце 19 века один известный физик считал, что ничего нового в науке придумать нельзя. Вот есть механика, а никаких квантов вовсе нет, потому что их нельзя ощутить тактильно. Как беспроводной телефон – вроде и без провода, а слышишь человека. Или телевизор. Человек уже давно дома спит, а ты смотришь его ток-шоу после тяжелого рабочего дня. Coub – это что-то новое в «науке Интернета». Пока нам не ясное. Наверное, он годится для трансляции социального кода. А может быть, для публикации упрощенных и цикличных версий телевизионной рекламы.

Что вы думаете о Coub?

В следующей Социологике мы зададим вам еще три вопроса.

Ссылка внизу

Комментариев - 0

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Задуматься?

И вот еще ссылка внизу